Таёжный захват

На 29 тысячах гектаров проведены лесовосстановительные работы в первой половине нынешнего года лесхозами, подведомственными Агентству лесного хозяйства по Иркутской области. Почти на семи тысячах гектаров гарей и вырубок, где естественное возобновление леса оказалось проблематичным, лесные культуры восстановлены самыми трудоёмкими и дорогостоящими, но в то же время наиболее эффективными способами - посевом и посадкой сосновых лесов.

В нашей области, заготавливающей древесины больше всех других регионов России, ежегодно вырубаются многие десятки тысяч гектаров сосновых и лиственничных лесов. Огнём лесных пожаров повреждается ещё больше: здесь счёт иногда переходит и на сотни тысяч гектаров. Но, подчеркну, именно повреждается. А уничтожается верховыми пожарами меньше. Хотя тоже много. При таком раскладе площадь, на которой уже проведено лесовосстановление, и даже годовой план в 64 тысячи га, установленный для Приангарья Федеральным агентством лесного хозяйства, могут показаться недостаточными. Но дело в том, что лес обладает колоссальной жизненной силой. Он способен восстановиться самостоятельно. Проблема заключается только в сроках возрождения и качестве нового леса, который вырастет на месте вырубленного или сгоревшего. При участии человека потребуется лет 100-150, чтобы в этих местах стало можно вновь заготавливать древесину. А без поддержки лесоводов процесс восстановления может занять и три, и пять веков, поскольку на первом этапе часто (хоть и не обязательно) происходит замена хвойных пород деревьев лиственными, и лишь потом сосна и лиственница берут своё.

Правило замещения одних древесных пород другими имеет огромное количество исключений, поскольку оно обусловлено конкретными условиями каждого конкретного места. Довелось мне недавно возвращаться в Иркутск из леса со стороны Савватеевки, в компании с Александром Полещуком, главным лесничим Агентства лесного хозяйства по Иркутской области. Изрядно попетляв, дорога вывела нас из-под полога леса. Открывшееся взору обширное пространство оказалось сплошь поросшим пяти-восьмилетними сосёнками. Крепкими и здоровыми. Это даже с дороги было видно. Спросил Александра Васильевича, какой лесхоз создал эти плантации, но он, к моему удивлению, ответил, что человеческой заслуги в рождении новых сосновых боров нет. Это самосев. Природа пустоты не терпит. Судя по всему, здесь, на опушке леса, были поля. Человек перестал их обрабатывать, и лес тут же сделал шаг вперёд, заняв новые площади. Благодаря счастливому стечению каких-то природных обстоятельств поля заросли именно сосной, а не берёзой и осиной, что случается чаще.

- Только бы весной кто-нибудь спичку не бросил, - заметил Александр Васильевич, раздвигая перед собой густую траву, вымахавшую выше пояса. Сосёнки уже поднялись выше человеческого роста, окрепли, и теперь ни высокая трава, ни берёза с осиной, ни ольха им уже не смогут стать помехой. Уничтожить естественные плантации может только огонь.

- Смотри, какой прекрасный прирост деревьев был в прошлом году, сантиметров 60, не меньше, - радуется главный лесничий агентства, прикинув на взгляд расстояние между узлами сучьев. - И нынче явно будет не меньше. Это потому что влаги много, да и земля на полях когда-то удобрялась.

Поднявшись на небольшой холмик, он ещё раз окинул взглядом буйно цветущее разнотравье, усеянное поднимающимися над ним сосёнками, и вновь повторил: «Только бы никто спичку не бросил!». Для взрослого леса не всякий низовой пожар несёт смерть. А молодые сосёнки в считанные секунды гибнут даже от самого малого огня. Из-за просмолённой хвои они вспыхивают ярким пламенем, как большие бенгальские свечи, едва языки пламени горящей травы коснутся их нижних веток.

Комплекс лесовосстановительных работ, организатором которых является Агентство лесного хозяйства, весьма обширен. Создание плантаций лесных культур посевом и посадкой нужных пород деревьев в нужном месте и уход за ними до смыкания крон - это кардинальный и, конечно же, самый надёжный метод возрождения леса взамен вырубленного или сгоревшего. Но в связи с дороговизной таких работ на его долю едва ли приходится 10 процентов от общих площадей восстановленного леса. Впрочем, не только из-за дороговизны. Во многих местах при благоприятных условиях лес прекрасно восстанавливается и без участия человека или при минимальной его помощи.

Проезжая по загородным автодорогам, все, наверное, обращали внимание, как быстро зарастают сосёнками откосы и придорожные кюветы. Так же быстро зарастают сосной и лиственницей многие просеки линий электропередачи. Да и заросшие сосёнками поля, которые видели мы с Александром Полещуком, тому подтверждение. В таких случаях тратиться на посев (килограмм сосновых семян стоит более четырёх тысяч рублей) или посадку не имеет смысла. Поэтому лесоводами активно используются различные методы содействия естественному возобновлению хвойных пород. Это, к примеру, сохранение подроста при заготовке древесины - самый малозатратный метод, эффективность которого зависит исключительно от наличия подроста на лесозаготовительных делянах и дисциплинированности лесозаготовителей. Или так называемая минерализация почвы, а попросту - вспашка вырубленных и выгоревших площадей, чтобы сосновые семена, падающие с растущих поблизости сосен, не погибли, попав на мох или траву, а легли на обнажённую, рыхлую землю, где они наверняка прорастут и укоренятся.

И всё-таки во многих случаях, чтобы не ждать сотни лет, пока на месте вырубленного соснового бора вырастет новый после поочерёдной смены осинников, ольховников и березняков, лесники вынуждены засевать и засаживать сосной тысячи гектаров лесных земель. Из 64 тысяч гектаров, на которых нынче необходимо провести лесовосстановительные работы в соответствии с годовым планом, установленным для Иркутской области Федеральным агентством лесного хозяйства, на долю новых лесных культур приходится только 6100 гектаров. Но нашим лесоводам виднее, сколько леса нужно посадить и посеять на самом деле. Поэтому в течение весеннего лесовосстановительного этапа лесниками при активной помощи арендаторов лесного фонда ( в том числе и за их счёт) лесные культуры уже созданы почти на семи тысячах гектаров.

- Это по официальным отчётам, - уточняет Валентина Щепетнёва, начальник отдела лесовосстановления Агентства лесного хозяйства по Иркутской области. - На самом деле посеяно больше. Дело в том, что лесные культуры считаются созданными лишь после официальной приёмки лесхозами площадей, засеянных лесопользователями. Это произойдёт в конце августа и в сентябре, после того как лесоводы убедятся, что посеянный лес взошёл и всходы достаточно окрепли, чтобы пережить зиму.

В эти дни начинается осенний этап лесовосстановительных работ. Лесхозы приступили к подготовке почвы. Валентина Щепетнёва полагает, что новые леса будут посажены и посеяны ещё не менее чем на семистах гектарах. Весенние агротехнические сроки, по её словам, в наших широтах являются более эффективными. Но беда в том, что очень часто, практически ежегодно, они совпадают с началом массовых лесных пожаров. Оказавшись перед дилеммой - сажать новый лес или спасать от огня существующий, - лесники, конечно же, выбирают второе. Новые леса тоже садят, но урывками, в свободное от тушения пожаров время. И так же, как Александр Полещук, мечтают, чтобы кто-нибудь не бросил весной спичку или непотушенный окурок в сухую траву.

Лет, пожалуй, до 20, пока нижние ветки молодых сосен находятся низко над травой, даже самый вялый низовой пожар означает для хвойных молодняков неизбежное и практически полное их уничтожение. Просматривая ежедневные пожарные сводки, я часто вижу в графе, указывающей на породу горящего леса, пометку: «Хв. молодняки». И всякий раз это означает уничтожение трудов лесоводов, выполненных три, пять, а может быть, и все 15 лет назад.

Из-за частых весенних пожаров Бирюсинский, Казачинско-Ленский, Китойский, Тулунский и Шелеховский лесхозы были вынуждены отложить лесовосстановительные работы на осень. Валентина Щепетнёва объясняет, что подзимняя посадка и посев хвойных культур - дело тонкое и рискованное. Универсальных сроков выполнения этих работ не существует. Многое зависит от погоды, опыта и даже от интуиции лесоводов. Семена необходимо заделывать в почву с таким расчётом, чтобы до промерзания почвы они не успели проклюнуться. Иначе замёрзнут. А саженцы, при их осенней пересадке из питомника в лес, должны до промерзания земли успеть «ухватиться корнями за почву», но не должны вторично тронуться в рост, что иногда бывает, если после пересадки долго сохраняется тёплая погода: зелёные побеги зимних морозов не выдерживают.

Меньше всего проблем с посадкой нового леса, по мнению В. Щепетнёвой, в Китойском лесхозе. Это единственный лесхоз в нашей области, а может, и во всей Сибири, где посадочный материал выращивается по особым технологиям с закрытой корневой системой. Дорого, но зато практически стопроцентная приживаемость саженцев в любое тёплое время года: хоть в апреле, хоть в июле-августе, хоть в октябре. Лишь бы земля не была замёрзшей.

- У нас традиционно хорошо занимаются лесовосстановлением Баёрский, Илимский, Игирменский, Приморский, Северный лесхозы, - рассказывает В. Щепетнёва. - Они и собственными силами выполняют большие объёмы работ, и арендаторов своих лесов приучили относиться к лесовосстановлению как к приоритетному направлению своей деятельности. Хорошо выправился нынче Чунский лесхоз. Активнее стали работать лесхозы, расположенные в Братском районе. Иркутский лесхоз тоже показал неплохие результаты.

Хоть и с оговорками, но В. Щепетнёва всё-таки отмечает, что под давлением лесхозов в последние годы становится заметным изменение психологии арендаторов лесного фонда, особенно крупных компаний, обосновавшихся в лесу всерьёз и надолго. Они охотнее идут на контакт с лесоводами и, обеспечивая себе долгосрочную перспективу, более активно участвуют в лесовосстановительных работах. Из нынешнего уже выполненного объёма на их долю приходится почти 19 тысяч гектаров восстановленных лесов, в том числе более 3000 га - посадкой и посевом. Но эти цифры тоже не окончательные, потому что серьёзные лесопользователи вместе с лесниками продолжат восстановление лесов до тех пор, пока их не остановят морозы.

Впрочем, рассказывая о делах текущих, Валентина Яковлевна подчёркивает, что лесовосстановительные работы проводятся не только весной и осенью, как думают многие. Они не прекращаются практически круглый год.

- С ранней весны и до холодов проводится уход за лесными культурами, созданными, в том числе, и в предыдущие годы, - рассказывает она. - Судя по отчётам, поступившим в агентство из лесхозов к настоящему времени, такой уход выполнен уже на 2500 гектарах. Но отчитались далеко не все. В большинстве лесных хозяйств уход за лесными культурами продолжается. В нём принимают участие члены школьных лесничеств, которых в нашей области становится всё больше. Домохозяйки из лесных посёлков, прополов свои огороды, тоже часто помогают лесхозам. Для них это ещё и возможность чуть-чуть пополнить семейный бюджет. В мае-июне были обустроены и засеяны питомники на общей площади 23 гектара. Это задел на перспективу. Саженцы, выращенные здесь, будут готовы к пересадке в 2008-2009 годах. Вспахано две тысячи гектаров гарей и вырубок под лесные культуры, которые будут созданы будущей весной. Подготовка почвы будет продолжаться вплоть до холодов. А с октября начнётся заготовка сосновых семян. Нынче мы заготовили четыре тонны. Это хороший результат.

В будущем году семян, судя по всему, потребуется больше. Предстоит восстанавливать значительные площади лесов, пострадавших от нынешних пожаров. К середине августа огненная стихия прокатилась уже более чем по 52 тысячам гектаров иркутской тайги. Это почти в два раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Но наши лесоводы, думаю, справятся. Надежду на это даёт тот удивительный факт, что, несмотря на обилие пожаров и всё более активную заготовку древесины, за последние десять лет лесопокрытая площадь нашей области не уменьшилась, а даже чуть-чуть увеличилась.

Источник