«Лес восстанавливаем по-прежнему вручную»

Лесовосстановление всегда было и остаётся отдельной темой для лесников. Сейчас в лесу самая горячая пора – тут тебе и пожары и посадки, только успевай поворачивайся. Но проблемы год от года остаются те же, и, судя по растущим объёмам лесозаготовок, в ближайшие годы их не убавится.

В нынешнем году агентство лесного хозяйства поставило план: провести лесовосстановительные работы на 79,1 тысячи гектаров, из них девять тысяч отдано под культуры, то есть непосредственно под посадки. Сейчас сделано примерно две трети от запланированного. Это не означает, что работа идёт с отставанием. Во-первых, посев культур в некоторых местах начнётся осенью. А во-вторых, не все арендаторы подали данные о проделанной работе. Просто людям сейчас некогда. В лесу аврал, а оттуда отчёты слать несподручно. Когда всё сделают, тогда и отчитаются.

По факту работ проведено больше, чем это отражено в оперативной отчётности. Уже закончились лесопосадки в Иркутском, Ангарском, Казачинско-Ленском, Ольхонском лесничествах. Самые большие объёмы работ запланированы в Братском, Усть-Илимском, Чунском районах – там, где идёт активная лесозаготовка.

Часть территорий так и не попадёт нынешним летом в отчёты лесного агентства.

– Не примем, пока не будет всходов, – говорит начальник отдела воспроизводства лесов Агентства лесного хозяйства Иркутской области Валентина Щепетнёва. – Например, двухлетние саженцы после посадки сразу видно. А если семечко бросить в землю – его не видно до тех пор, пока не проклюнутся первые всходы. В прошлом году, например, мы более тысячи гектаров не приняли из-за того, что всходы так и не появились. Пришлось арендаторам всю работу переделывать.

Почему не появились всходы – отдельный вопрос, и причин тут может быть несколько. Но за этим вопросом скрывается одна из важнейших проблем лесовосстановления, и называется эта проблема – кадры. У крупных лесозаготовительных компаний есть специальные структуры, которые восстанавливают срубленный лес. Как правило, в них работают профессионалы, знающие своё дело и выполняющие его хорошо. Но в небольших компаниях зачастую нет даже специалиста, отвечающего за это направление. Поэтому и сажают сосенки как придётся, когда придётся и кому придётся. Конечно, и результат от такой работы не самый высокий.

Мало посадить сосну, её нужно ещё и вырастить, а это не так просто. Сосна – своенравная красавица, она в неволе капризничает. До восьми лет требуется агротехнический уход молодым лесопосадкам, даже полоть приходится. И только метровые сосенки можно перевести в разряд земель, покрытых лесом. Их уже трава не задавит и грибок не съест.

Но большая часть работ в лесу – вовсе не посадка культур, а содействие естественному лесовосстановлению. Его тоже нужно делать с умом. Например, минерализация почвы, то есть вспахивание специальных борозд, проводится только в урожайные годы. А иначе зарастут борозды пустой травой, вот и весь результат.

Зато в хорошую осень упадёт в мягкую, вспаханную землю семечка и на следующий год проклюнется, потянется к солнышку. Вот и не надо ничего садить, само вырастет.

Кстати, шишки сосны собирают с октября по апрель в основном на лесосеках. Потом семечко нужно из шишки добыть, обработать, освободить от лёгких «крылышек». Закупать семена – очень дорого, поэтому арендаторы стараются заготовить их самостоятельно.

С посадочным материалом тоже проблем хватает. Прежде всего, его мало, потому он дорог и брать приходится всё, невзирая на качество саженцев. В этом году цена одного стволика сосны доходила до четырёх рублей, хотя в прошлом году была рубль. Так уж получилось, что в определённый период из законодательства просто выпало само понятие «лесопитомник». Сейчас питомники восстановлены в правах, но их деятельность по закону признана коммерческой. Это значит, что за землю, на которой выращиваются сеянцы, нужно платить арендную плату.

– Первая ласточка у нас уже есть, – говорит Валентина Щепетнёва. – Подал документы на регистрацию наш старейший Мегетский питомник. Может быть, эта деятельность и будет выгодной, поживём – увидим. Но здесь, как в сельском хозяйстве, всегда есть риск: может быть урожайный год, а может и не уродиться ничего.

И всё-таки заинтересованность есть, спрос на участки имеется. Специалисты надеются, что в 2014 году область будет полностью обеспечена посадочным материалом. Через два года в Мегетском питомнике планируется поставить ещё две теплицы для выращивания посадочного материала. Почти все тепличные сосенки приживаются в лесу. Пока они стоят дороже, но это оттого, что много нужно вложить труда, чтобы вырастить эти саженцы.

Отдельная тема – техника. В лесхозах она стареет, арендаторы и вовсе не заинтересованы в том, чтобы покупать машины для лесовосстановления. Получается парадоксальная ситуация: лесозаготовительная техника похожа на луноходы, а лес восстанавливают по-прежнему вручную. И только меч Колесова, изобретённый 130 лет назад, по-прежнему верно служит леснику.

Конечно, и добрые примеры есть, только их мало. Транссибирская лесная компания не вызывает нареканий у лесников. Этот заготовитель подумывает о том, чтобы приобрести себе теплицы для выращивания сеянцев с закрытой корневой системой. Но это большая компания, имеющая хорошую лесную базу. А вот с мелкими лесозаготовителями трудно разговаривать.

– По сравнению с другими регионами у нас арендаторы всё равно ведут себя более добросовестно, – считает Валентина Щепетнёва. – Просто мы ставили им в обязанность восстанавливать лес ещё в 2004 году, когда и закон даже не предписывал этого делать. Уж сколько копий из-за этого было сломано… Зато теперь они психологически готовы восстанавливать свои вырубки, и злостных нарушителей у нас нет.

За невыполнение обязательств приходится платить. Недавно, например, на 800 тысяч рублей была оштрафована группа компаний «Сибирия», которая работает в Качугском районе. Отказавшись выплачивать штраф добровольно, лесозаготовитель был вынужден платить через суд. Однако неустойка не избавляет проштрафившегося арендатора от обязанности провести лесовосстановление.

– Не чувствуют они себя хозяевами, вот что огорчает, – говорит Валентина Щепетнёва. – Многие пытаются отговориться общими фразами типа: природа не любит пустоты. Это при том, что мы не делаем панацею из искусственного лесовосстановления. Оно занимает всего 10% от общего объёма. При нормальном, правильном использовании лесов всё восстановится естественным путём.

Беда в том, что арендаторы не думают о том, что вырастет на этом месте и когда вырастет. Ведь можно взять лес с подростом, сохранить его, молодые сосенки будут расти дальше, даже восстанавливать ничего не нужно. Но для лесозаготовителя всё это, как правило, не важно. Главное – взять лес получше да поближе, чтобы получить максимальную прибыль.

Тут уж всё зависит даже не от закона, а от менталитета. Лесную деляну можно взять в аренду на 50 годков, а лес растёт 100 лет. Это значит, что арендатор никогда не дождётся своего леса и только его детям он может принести плоды. Но для того, чтобы эта мысль согревала, нужно уметь жить не только сегодняшним днём и не только для себя. Наш бизнес должен наконец повзрослеть.

Источник