«Мы ещё вырастим ели в кадках»

Мегетский лесопитомник расширяет свои тепличные площади

В один из лучших питомников Иркутской области мы отправились не просто так. Хотели воспользоваться служебным положением и при-смотреть себе голубую ёлочку на дачу. Оказалось, что ёлочек здесь нет, зато есть много чего интересного. И главное – здесь опыт и зрелость счастливо совмещаются с надеждой и энергией молодости. Может быть, вместе они смогут вырастить что-нибудь получше голубой ёлочки.

Мегетский питомник был образован в 1948 году. В былые времена здесь выращивались сеянцы сосны обыкновенной для лесовосстановления и древесно-кустарниковые декоративные породы для озеленения городских улиц. Нужно сказать, и тогда озеленять было что: строились новые города и посёлки, в больших количествах создавались дачные товарищества. Кстати, у дачников большим спросом пользовались плодово-ягодные деревья и кустарники. Их тоже выращивали здесь. Но времена изменились, былого размаха теперь нет и в помине. Сейчас в питомнике имеются лишь небольшие посадки ели и кедра. В основном выращивают сеянцы сосны обыкновенной. Родившиеся здесь сосенки разъезжаются по самым разным уголкам Иркутской области: в Осинский и Ольхонский районы, Ангарское и Иркутское лесничества.

Надежда лесников

У входа нас встречает мастер лесопитомника Галина Михайловна Распутина. Нам повезло с экскурсоводом – вот уже 36 лет Галина Михайловна работает здесь, и не найти человека, который лучше неё разбирался бы в тонкостях выращивания сосны. Так что питомнику тоже повезло. Говорят, в 1990-е годы, когда многие предприятия разваливались, на грани выживания оказался и Мегетский питомник. Но выжил, потому что Галина Михайловна нашла тракториста, с которым на пару и работала здесь совершенно бесплатно, заодно охраняя территорию от разграбления. Сама она, вспоминая то время, только плечами пожимает: «Тогда ведь все так работали, зарплату получали собственной продукцией. А у нас просто брать нечем, соснами ведь не рассчитаешься».

К счастью, то страшное время прошло и дела понемногу пошли в гору. Это видно и невооружённым глазом. Раньше питомник принадлежал Усольскому лесничеству, а в этом году его передали в ведение регионального Центра лесовосстановления, которым руководит Сергей Рассказов. За это время успели отремонтировать обе теплицы, покрыли их новым поликарбонатом. Сейчас делается нормальная асфальтовая дорога, которой в питомнике отродясь не бывало. Вот, например, в прошлом году во время Байкальского форума хотел сюда приехать губернатор с гостями, но шёл дождь, и поездку отменили. Негоже ведь гостей в грязь вести. Ну и самим лучше по асфальту ходить.

В питомнике имеются две огромные теплицы. В каждой из них выращивают по 240 тысяч сеянцев с закрытой корневой системой. Одна теплица была построена ещё в советское время, вторая – совсем недавно. Каждая сосенка растёт здесь в индивидуальной ячейке, которая соединена наподобие сот с другими ячейками, в них растут такие же крохотные деревца. Десяток ячеек, соединённых вместе, образуют кассету. При посадке останется только вынимать молодой росток вместе с комом грунта и высаживать в лесу, в месте постоянной прописки. Нынешним летом, кстати говоря, было приобретено около семи тысяч новых кассет, впервые с советских времён.

Рядом с двумя отремонтированными теплицами стоит ещё одна, недоделанная. Деревянный каркас зияет пустыми рамами. Год назад одна фирма выиграла конкурс, предложив исполнить заказ за совсем смешную сумму. В итоге действительно исполнила. Только каркас у строения оказался не металлический, как это виделось работникам питомника, а деревянный. Дерево, увы, материал недолговечный, надолго ли такой теплицы хватит? Теперь вот экономисты в центре лесовосстановления прикидывают, то ли от этого сооружения совсем отказаться, то ли достроить, если ни на что другое денег не хватит.

Впрочем, в ближайшем будущем руководство надеется построить в питомнике ещё три теплицы. Если удастся, будут выращивать 1,2 млн. сеянцев. В Иркутской области работает долгосрочная целевая программа по поддержке и развитию лесного хозяйства на 2012–2016 годы, и это вселяет надежду в сердца лесовосстановителей. Теперь всё будет зависеть от финансирования. Если оно будет стабильным, через четыре года питомник вырастит 3,5 млн. сеянцев. Их хватит, чтобы восстановить леса на площади 1308 га. А пока сеянцы в Иркутской области в большом дефиците.

«Тепличные сеянцы видно сразу»

Для выращивания сосны в теплице нужен особый субстрат. В питомнике его готовят на специальной установке. В большой бункер засыпается торф, который покупают аж в Псковской области. Затем добавляют удобрения и микроэлементы. Машина всё это перемешивает и раскладывает в кассеты. Конечный этап – высевание семян, по два зёрнышка на ячейку. Семена сосны стоят дорого, особенно отборные, их ещё называют калиброванными. Механизация процесса позволяет достичь значительной экономии. Заполненные кассеты относят в теплицы, где сеянцы растут до осени. Но это легко сказать – растут. На самом деле им нужен постоянный уход: полив, прополка, профилактические обработки против болезней и полегания, регулярная подкормка.

Зимуют ростки под открытым небом на специальной «площадке закаливания». Иначе нельзя, всё-таки это сосны, а не оранжерейные растения. Чтобы они не замёрзли, будущих великанов вкапывают в землю, заботливо укрывают снегом. А можно прямо осенью высадить в лес. И всё-таки горячее время наступает весной, когда стартует массовая посадка леса.

Тепличные сеянцы видно сразу: они за сезон вырастают вдвое выше своих ровесников, которые были посажены в открытый грунт. Из-за того что в почву их высаживают вместе с комочком земли, не повреждая корней, приживаемость у тепличных сосенок тоже в два раза выше. И сажать их можно всё лето, не опасаясь, что жара высушит корешки. А если ещё и дождик польёт – приживутся наверняка. За год они подрастают на 10 сантиметров. На один гектар уходит четыре тысячи сеянцев с открытой корневой системой или две тысячи с закрытой.

Механизированная мечта

Посадочная линия – это ещё наследие советской эпохи. А вообще-то лесной комплекс катастрофически нуждается в механизации. Даже теплицы – это лишь часть цепочки. По- хорошему осенью сеянцы следует выбрать из кассет, упаковать в полиэтиленовые мешочки, положить в коробки и отнести в холодильную камеру, где они будут зимовать при температуре минус 5–8 градусов. Весной сосенки достают из холодильника и в лучшем виде, уже в упаковке, передают покупателям. Но и это не всё, ведь сеянцы нужно посадить как можно скорее. И это умеют делать специальные машины – «сажалки», которые всё сделают качественно и быстро.

Конечно, в Мегетском питомнике таких условий нет, поэтому работать труднее. Можно сказать, что всё это – планы на будущее. А пока Галина Михайловна, показав теплицы, ведёт меня на «открытые посадки». Под открытым небом посеяно 0,9 га сосны. В питомнике как раз идёт прополка. В июне здесь работало до 20 человек, основная рабочая сила в это время – старшеклассники. Потом они разъезжаются по лагерям, их сменяют взрослые.

Но это всё сезонные рабочие, постоянных сотрудников всего 10 человек, зато они дорогого стоят. Сторож, например, здесь на все руки мастер. Наряду со своими прямыми обязанностями может выполнить функции мастера холодильных установок. Благо, что образование позволяет. Одна такая установка имеется, в ней хранятся семена сосны. Тракторист, отец шестерых детей, умеет чинить машины, которые вроде и починке не подлежат за давностью лет.

Галина Михайловна Распутина – личность и вовсе легендарная, хотя ей это и в голову не приходит. Родом она с Аларского района, из посёлка Кутулик. Пришла в питомник в 1976 году, через три года после окончания

ИСХИ. Однако не сосны были её мечтой. Ещё со школы она хотела заниматься плодово-ягодными культурами, выращивать смородину или работать в теплицах. Но супруг получил квартиру в Мегете, и она устроилась в питомник, поближе к дому. Отчасти её мечта сбылась: она работает в теплицах, только выращивает не овощи, а сосны, и ни о чём не жалеет. Потому что с сосной работать оказалось даже интереснее. А ещё потому, что здесь она на своём месте, и это видно сразу.

На чистом энтузиазме

Мы идём дальше – туда, где растут крохотные ёлочки. Они родились в этом году, пока размером с ноготок, а когда-нибудь украсят собой новогодний праздник для ребятишек или полянку около дома. Рядом – посадки кедров. Дальше идёт «школа», в неё определяют уже подросшие деревца. Отсюда их можно брать и пересаживать на постоянное место жительства. Например, вполне взрослые «школьники» – кустики клёна Гиннала, отличное растение для живой изгороди.

Однако от выращивания декоративных культур в питомнике практически отказались. Хлопот с этими породами много, а спроса мало. Спрашивают в основном единичные экзотические растения, и притом крупномер, до двух метров. Такие растения требуются в основном в коттеджи для живых изгородей. Часто спрашивают голубые ели, но их в питомнике не выращивают.

– Спросом пользуются новогодние ели, выращенные в кадках, – говорит Галина Михайловна. – Но мы своими силами можем выращивать только сосну в теплице или в открытом грунте. Ёлочки тоже растут, но не в кадках. Для того чтобы этим заняться всерьёз, нужны дополнительные средства и люди, которые любят сажать, выращивать.

А людей как раз днём с огнём не сыскать. Когда-то на базе питомника работало школьное лесничество, некоторые ребята были очень увлечены растениями, кое-кто даже на биолога выучился. Но никого из них в питомнике больше не видели, все остались в городе. Чтобы удержать молодого специалиста, нужно дать ему квартиру, приличную усадьбу и зарплату. Ничего этого в питомнике нет. А желающих копаться в земле на чистом энтузиазме, как Галина Михайловна в недалёкие, в общем, годы, нынче маловато.

Так и живут. В отпуск ходят зимой, когда заканчивается сезон полевой работы и начинается теоретическая часть – планирование на будущий год, подведение итогов прошлого сезона. И только непонятно, отчего же у нас в области аукционы начинаются в мае, хотя работа идёт с февраля. Когда нужно заказывать торф, гербициды, удобрения, денег нет. Но это не единственный нерешённый вопрос.

– У нас всё будет развиваться, и мы ещё начнём выращивать ели в кадках, – не разделяет пессимизма старших коллег молодой специалист Ирина Черных. Она и сама словно живое подтверждение пословицы о том, что исключения бывают из всех правил. Родом Ирина из Мегета, выучилась в Иркутске и пришла работать в питомник заместителем заведующего.

И надежды и опасения связаны с тем, что питомники получают больше самостоятельности, превращаясь в коммерческие предприятия. Но не сразу, а постепенно. Раньше у них была узкая специализация: государство сделало заказ на сосну, вот её и выращивают. А на что-то другое средств уже не хватало. Что будет теперь, смогут ли питомники плавать по бурному морю рыночной экономики, покажет время. Главное, чтобы государство занималось лесовосстановлением. Тогда будет спрос на сеянцы, а значит, будет жить и работать питомник.

Источник