Мегетский лесопитомник расширяет свои тепличные площади

Лесная отрасль была и остаётся одним из важнейших, приоритетных направлений развития экономики Прибайкалья и всей страны в целом.

В Иркутской области леса занимают значительные территории и составляют сырьевую основу развития лесозаготовительной и деревообрабатывающей отраслей промышленности. Лесная отрасль Прибайкалья успешно реструктуризуется для работы в условиях нового лесного законодательства. Непросто проходил процесс внедрения новых правовых отношений, но сегодня можно констатировать – система управления лесной отраслью в целом отрегулирована, её субъекты активно переходят к работе в новых экономических условиях, когда государством, по сути, будет полностью перекрыт канал примитивного экспорта круглого леса. Сегодня строятся новые деревоперерабатывающие предприятия, активно ввозится лесообрабатывающее оборудование. Лесная отрасль Иркутской области на подъёме – и всё это благодаря нескольким десяткам тысяч тружеников, работающих на её благо.

Наши леса должны использоваться рационально, украшать нашу родную землю, а главное - мы обязаны их сохранить для грядущих поколений.

Продукция лесной отрасли является одной из важнейших составляющих экспортного потенциала Иркутской области. Поэтому с целью сохранения ресурсной базы этой отрасли, с целью вообще сохранения лесов необходимо производить регулярное, и при этом высокоэффективное лесовосстановление.

Лесовосстановление – дело трудоёмкое и затратное, связанное со многими рисками. Тем ни менее, прибайкальскими лесниками восстановлены значительные площади лесов. А будь у них достаточное финансирование, результаты могли бы быть значительно выше.

Деньги нужны всем – кому на зарплату бюджетникам, кому – на новую коммунальную технику. Лесникам деньги нужны на то, например, чтобы механизировать тяжелейший труд по выращиванию посадочного материала. А значит – многократно увеличить объемы восстанавливаемых площадей. То, что труд по выращиванию сеянцев тяжелый, убедиться можно, например, в Мегетском лесном питомнике Китойского лесхоза: на участке открытого грунта крохотные сосновые ростки у сорняков отвоевывают сезонные рабочие, среди которых, в том числе, школьники и учащиеся профтехучилищ. Эти крохотные сеянцы, подвержены природным явлениям, могут погибнуть, например, от засухи. А рядом – совсем другая картина. Рядом – это в теплице, где расположена т.н. посевная линия. Эта технология на порядок сократила расход семян, в 4 раза ускоряет рост сеянцев и обеспечивает практически 100% приживаемость сеянцев. Если бы имелись достаточные средства, то за счет технологии закрытого грунта только Мегетский лесопитомник мог бы выращивать столько лесопосадочного материала, которым можно полностью обеспечить потребности юга Иркутской области. И тогда счет ежегодно высаживаемых сеянцев сосны шел бы на миллионы, а это сотни и сотни восстановленных гектаров леса.

Следует отметить, что постановлением законодательного собрания 24.10.2007 г. №37/14/4-СЗ утверждена Областная государственная целевая программа «Воспроизводство лесов на землях лесного фонда в Иркутской области на 2008-2012 годы», в которой в том числе предусмотрено финансирование на развитие тепличного комплекса по выращиванию посадочного материала с закрытой корневой системой но, к сожалению, в 2008 году финансирование на эти цели так и не поступило.

Конечно, усилия по выращиванию новых лесов, материальные и финансовые издержки на эти цели лежат в настоящем, а благо, во имя которого эти издержки производятся, - в отдаленном будущем. Вследствие этого вложения на лесовосстановление представляются не всегда рациональной тратой средств, и предпочтение отдается оперативному решению сегодняшних проблем. Но в итоге через несколько лет от наших великолепных хвойных лесов останутся одни воспоминания, а лесоперерабатывающая промышленность лишится своей сырьевой базы. Ситуация с лесами в России такова, что сегодня уже мало поставить под запрет экспорт круглого леса – сегодня пора принимать экстренные меры по восстановлению этих лесов. И не только с целью восстановления лесосырьевой базы. Так, сведение лесов в бассейне Байкала на территории Бурятии и Читинской области уже сказалось на водном режиме крупнейших восточных притоков сибирского моря – Баргузина, Турки, Верхней Ангары. В свою очередь это отражается на самом Байкале, а значит – и на энергетических ресурсах всего Ангарского гидрокаскада. Если лесовосстановление в нашем регионе будет все больше и больше отрываться от темпов лесозаготовок, то нашим потомкам достанутся те же проблемы, которые получил в наследство, например, Китай. Там, напомним, скорость опустынивания достигает трех километров в год.

Вот и получается, что лесовосстановление решает проблемы, которые, на самом деле, выходят далеко за пределы интересов только лесной отрасли России.

И вручную эти проблемы не решить – объемы необходимых работ слишком для этого колоссальны.

Журнал "Прибайкалье" №3, ноябрь 2008 года